Апрель 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

Максим Зальцман, главный тренер Федерации регби Санкт-Петербурга: «Регби – это большая и дружная семья»

– Максим, какие приоритетные цели и задачи ставишь для себя как главный тренер Федерации регби Санкт-Петербурга?

– Приоритетным направлением на данный момент для себя считаю приведение тренерской работы к определенному стандарту, который включает четкий набор компетенций, которыми должен обладать тренер на различных этапах подготовки. Каждый тренер, нет сомнений, обладает определенными знаниями и навыками. Но, как правило, всегда есть пробелы, кто-то знает один предмет лучше, кто-то другой. Задача привести все это к одному стандарту, чтобы тренеры разговаривали друг с другом на одном языке и понимали над чем работать в зависимости от тренировочного этапа. Добавлю, что в Петербурге до моего приезда уже проделана большая работа, которая продолжается. Сейчас мы имеем хорошую базу для построения современной системы подготовки.

– Каким образом будет происходить работа по приведению всех тренеров к стандарту?

– В первую очередь это конечно базовое обучение по программам World Rugby. И если первые уровни в этих программах являются вводными и для получения сертификата достаточно присутствия, то последующие уже имеют конкретные критерии оценки компетентности, это как раз и есть те стандарты, о которых мы говорим. Для примера — это такие блоки как: «Планирование», «Ведение тренировочного процесса», «Знание игры и технических навыков», «Безопасность», «Тренерская философия». Каждый из таких блоков имеет до 10 критериев. Самое главное — у тренера это должно быть не на уровне теоретических знаний, а на уровне операционных навыков. Это на сегодня, наверное, самая актуальная проблема. В этом роль курсов. Знания есть у большинства, но навыки в любом деле, нужно шлифовать постоянно, не только игрокам, но и тренерам. Поэтому следующий шаг — это методическая поддержка тренеров, которая должна осуществляться группой развития тренеров. И такую группу также предстоит создать в перспективе.

– В Петербурге с учетом количества занимающихся ощущается нехватка тренеров?

– Сегодня не могу сказать, что слишком малое количество тренеров. Человек 30 тренеров — это уже не малый показатель. Повторюсь, это уже хорошая база для следующего шага вперёд. С этими тренерами сейчас нужно работать, выявлять людей с желанием развиваться и способствовать этому, отправлять на курсы более высокого уровня за границу. Но это опять же к программе развития тренеров, тоже касается и арбитров.

Нехватка ощутима на массовом этапе до 13 лет, так как здесь хочется видеть как можно больше команд, и чем больше тренеров у нас будет, тем лучше. И во всех развитых регбийных союзах большая часть тренеров на этом этапе работают на общественных началах. Это могут быть игроки или родители. В Петербурге уже есть такие примеры.

– Может ли помочь в развитии массового регби и привлечению новых тренеров школьное регби, тэг-регби?

– Кто-то скажет, что тот, кто занимается тэг-регби, никогда в регби не придет. Но здесь цели схожи с первым этапом, донести информацию о том, что регби есть, что это веселый и захватывающий вид спорта, массово вовлечь людей. Ведь если занимается ребенок, то и родители приходят на его игры. А уже потом они все вместе придут на стадион. Что касается тренеров, есть примеры, когда учитель физкультуры вначале познакомится с регби ТЭГ, а после начинает вести полноценную секцию регби.

– В Петербурге есть проблема, что чем старше становятся игроки, тем все меньше остается команд.

– Такая ситуация есть везде. Для этого и нужен большой пласт занимающихся на первом этапе. Нет ничего страшного, когда игрок переходит в другой вид спорта. Человек развивается, ему нужно попробовать как можно больше, чтобы было из чего выбирать. Ещё важную роль играют амбиции тренеров, желание сохранить команду и добиваться более высоких результатов. Это подразумевает постоянную планомерную работу, в том числе и по поиску новых игроков. По личному примеру могу сказать, что 80% игроков, с которыми я работал, выполнившими нормативы от КМС до ЗМС, пришли в регби после 16 лет. Также нужно с вниманием отнестись к формированию сборных команд города, соблюдая баланс между интересами клубов и сборной. Мы хотим достойно представлять город на соревнованиях, формируя сборные, но необходимо так построить процесс, чтобы ребятам было важно представлять интересы клуба. Если рано начинает формироваться сборная, начинают пропадать клубные команды. Ребята, которые не попадают в состав, не видят перспективы и уходят. В итоге в 18 лет ⅔ состава сборной говорят — «Регби это не моё», а заменить их уже некем. Должна быть клубная приверженность в первую очередь. Родители же тоже играют здесь немалую роль, большинство хотят видеть детей-победителей, если не в сборной, значит не наш спорт. Нужно воспитывать клубную культуру. И у Петербурга с его клубными традициями есть свое преимущество в этом, если сравнивать, например, с Красноярском, где есть две большие школы. В них много команд по различным возрастам. Плюсом является то, что за счёт общей системы можно привести к одному стандарту игроков, минус — это формирование сборных команд начиная с 10 лет, и как сказал ранее потери неизбежны.

Резюмируя вышесказанное, в Петербурге необходимо поставить цель: иметь по возрастам 15, 16, 17 лет 8 команд или 6 команд для начала и идти к ней.

– Есть мнение, что игрокам на раннем этапе лучше играть матчи фестивального, а не соревновательного характера. Какое твое мнение на данный вопрос?

– Вопрос достаточно популярный, имеет место быть и то, и другое мнение. Ответ здесь, я думаю, лежит немного в другой плоскости. Речь не о том, выявлять лучших или нет. Вопрос об отношении тренера к соревнованиям на этом этапе, что ему важнее, победа или развитие детей, получение ими удовольствия от игры. Ведь это отношение передается и на детей, и на родителей. Если же говорить о формировании характера, это не тот этап, на котором соревнования — главное средство. Но при этом нельзя забывать, что выявление лучшей команды может быть показателем качества тренерской работы.

– У тебя так же есть предложение изменить соревновательный процесс, выставляя команды U10, U12, U14, U16.

– Тренеру проще выставить одну команду, чем закрывать два возраста. Проще провести четыре соревнования, чем восемь. И проще сделать соревнования более качественными. Увеличить количество игр, уменьшив количество возрастов. Количество детей при этом не уменьшится, потому что команды формируются по спаренным возрастам. В таком случае соревновательные категории совпадают с этапами подготовки «Массовый от 8 до 12»; U14 и U16. U12 – это еще массовый этап, U14 – это промежуточный этап, а U16 это рубеж, на котором игрок уже должен обладать полным объёмом технических и тактических навыков. У каждого этапа чёткие критерии подготовленности игроков. По соревнованиям будет хорошо видно, на сколько качественно мы реализуем требования определённого этапа. К слову скажу, что для работы на массовом этапе взята программа World Rugby Coaching Children, она переведена и теперь имеется в открытом доступе на русском языке. Это современная программа 2017 года. Программы для последующих этапов в стадии завершения и в этом, я думаю, мы опередим даже ведущие школы России.

– Если говорить о юношеском регби, ты уже успел посмотреть студенческие команды в соревновательном процессе. Какие направления развития видишь здесь?

– Мне понравились студенческие соревнования, количество команд. Уровень достаточно приемлемый. Считаю, что создать конкурентную студенческую лигу очень правильное решение. По крайней мере в Санкт-Петербурге мы будем делать большой акцент на студентах. Основная идея в том, чтобы создать качественные условия для спортивной подготовки игрока, но не в ущерб выбранной профессии. Приоритет — всестороннее развитие и, я уверен, мы к этому придём. Качество подготовки опять же зависит от квалификации тренера, инфраструктуры и непосредственно состава команды. Всем этим будем заниматься, в том числе приглашать абитуриентов из других городов, тех парней, которым интересно получить качественное образование, но при этом продолжить путь игрока. Ещё нужно сказать о создании академии, в которой одарённые игроки будут заниматься дополнительно, кто-то специализироваться на регби-15, а кто-то на регби-7.

– Хотелось бы затронуть тему женского регби. Некоторые команды отказываются брать девочек, аргументируя, что со временем они уходят и команду приходится перестраивать. Твое мнение, необходимо ли разделять сразу команды или все-таки оставить совместные занятия и игры?

– На массовом этапе нужно, чтобы все играли вместе, это менее ресурсозатратно. В дальнейшем можно формировать сборные команды из ближайших секций, для начала одну, две и так постепенно увеличивать. Это произойдёт если тренеры на первом этапе будут набирать всех, не взирая на пол. Если говорить о взрослой команде, то для качественного скачка, нужно заниматься селекционной работой,  привлекать спортсменов из других видов спорта, чем уже и занимаются тренеры.

– Как мотивировать родителей отдать девочку в регби?

– Для начала необходимо до тренеров донести, что в команде должны играть все. С детьми проблем я не вижу, обычно, когда заходишь в класс набирать команду, иногда бывает, что руки поднимает больше девочек, чем мальчиков.

С родителями конечно сложнее, но думаю, если ребёнок хочет заниматься, а родитель видит что это не опасно, весело и полезно, проблем не будет. Здесь опять возвращаемся к вопросу тренерской философии.

– Совместно с «Нарвской заставой» ты занимаешься реализацией гранта.

– Это небольшая капля в расширении массового этапа. Сейчас проект носит название «Регби для всех» и направлен на увеличение количества занимающихся. После проведения мастер-классов в школах зародились секции по 5-7 человек. У нас появились новые точки для занятий регби и это здорово. Для каждой новой секции закуплены комплекты инвентаря, включающие всё необходимое. Если все пойдет нормально, то мы продолжим работать с грантом и скорректируем цели. Также в статьи гранта входят проведение сборов, командирование нескольких команд на всероссийские соревнования и приобретение тренировочного оборудования для уже существующих команд.  

– Какие краткосрочные и долгосрочные цели ставишь перед собой?

– Краткосрочной целью вижу начало работы программы по развитию тренеров и приведение их работы к единому стандарту. Хотелось бы увидеть увеличение количества команд по тэг-регби. Долгосрочные перспективы – функционирование полноценной системы, от массового этапа, заканчивая академией по регби с переходом в команды мастеров. А также функционирование конкурентной студенческой лиги.

– А как ты сам пришел в регби?

– Когда мне было 16 лет, мой друг поступил в Аэрокосмический университет и его пригласили в команду по регби, тогда он позвал меня. Так я попал в регби. Играя в этой команде, я поступил в университет, особо не понимая, куда я иду. На втором курсе я получил травму, восстановительный период был длинным и мой тренер Никитин Евгений Владимирович предложил мне помочь открыть секцию регби в пгт. Берёзовка, район, где я вырос и жил. Он начал вести тренировки, я стал помогать. За полгода я втянулся в тренировочный процесс, стал работать самостоятельно, на общественных началах. Летом я забрал документы из университета и поступил в техникум физической культуры. Поступил очно, успевал учиться и тренировать. И через год начала моего тренерского пути, в сентябре 2004 года меня приняли в краевую школу регби на должность тренера-преподавателя. После техникума поступил в СФУ и закончил его уже заочно.

– Не было сложностей с проведением тренировок, ведь ты сам был не на много старше игроков?

– Не знаю, откуда у меня тяга к преподаванию, но мне сразу понравилось, я видел перспективу. Мне тогда казалось, что тренер это лучшая профессия, в которой можно добиться серьезных высот, вообще я и сейчас с этим согласен. В плане методическом, я сам рос с этими игроками, познавал игру. Тогда не было литературы, интернет был не сильно развит, даже у IRB не было информации в том объеме, что есть сейчас. Сложностей не было, было очень много желания.

– Какие достижения можешь выделить на том этапе?

– Самое главное удалось закрепить регби как вид спорта в Берёзовке, появились команды по нескольким возрастам, к 2010 году была команда 17-летних парней — призёры первенства края, появилась команда любителей. Сейчас там работают два тренера, стабильно занимается 50-60 человек и уже в Санкт-Петербурге есть Берёзовские выпускники, Овсепян Роман и Мальцев Никита в прошлом году поступили в Лесгафта. Также с 2005 года я работал со сборной 1994 года рождения, которая на протяжении 6 лет выигрывала всероссийские соревнования, только один раз заняв второе место. С ними я работал до 2011 года, последний год уже совмещая с женской командой. Но здесь я не вижу больших своих заслуг, если у тебя сильная команда, половина дела сделано. Но это был значимый этап моего становления как тренера.

– Как в твоей тренерской карьере появилась женская команда?

– Женская команда появилась на том этапе, когда у меня был определенный опыт, я уже кое-что понимал в тренировочном процессе. Все ходили, подсмеивались над неловкими девчонками, которые пытались что-то сделать с мячом. В какой-то момент меня попросили провести тренировку, так как у них не было постоянного тренера. Здесь спасибо Владимиру Демонову, который до сих пор является бессменным менеджером команды. После тренировки мне предложили поработать с командой. Я согласился, когда ехал домой как-то осознал перспективу. Не знаю почему, но когда все продолжали смеяться над этой затеей, я уже твёрдо знал, что вскоре игроки этой команды будут играть в Национальной сборной и не просто играть, а выигрывать. Тогда еще Сборная России была не на таком уровне, на котором она находится сейчас. На этой уверенности я и проработал 5 лет. Приятно, что получилось.

– Как возникла идея с переездом в Санкт-Петербург?

– Вообще это интересная история. Меня иногда посещали мысли изменить обстановку, но интересных предложений не было. А в 2018 году у меня случился интенсивный карьерный рост, мне было поручено руководство школой и параллельно открывалась академия регби «Сибирь», в которой также подразумевалась функция в управлении. К тому же я успешно работал с командой 2003 года рождения и хотел довести парней до выпуска, и это самое дорогое с чем пришлось расстаться. И вот в этот момент, когда всё сложилось и нужно только работать, мне поступило предложение от «Нарвской заставы». Сложно было принять решение, но принял я его быстро. Потом посоветовались с супругой, она меня поддержала. Я люблю вызовы, решать задачи, делать полезные вещи. Красноярская регбийная машина отлажена, что-то менять тяжело. Есть я в ней или нет, она будет идти своим путем. В Петербурге появилась возможность принести реальную пользу. Я считаю это значимым событием, как для личного развития, так и для семьи, и пока только утвердился в правильном выборе.

– В интервью десятилетней давности ты говорил, что хочешь создать профессиональный клуб, где будешь и директором, и тренером, и игроком. О чем мечтаешь сейчас?

– Есть определенные цели, которые постепенно воплощаются. Сейчас мечтаю, чтобы Петербург стал флагманом развития регби в России, одним из ведущих поставщиков кадров в Национальную сборную. Это подразумевает и собственное развитие. Но одно дело мечтать, а другое делать, пока сложно, но я втягиваюсь.

Что касается создания клуба, то он существует, НКО «Ирбис», где я остаюсь президентом. У этой организации есть спортивный зал, где занимаются не только регби, но и единоборствами. Наверно, это одна из первых любительских команд в крае, где играли любители, которые впервые взяли мяч уже в зрелом возрасте. Команда просуществовала 2 года, потом энтузиазм спал, но сейчас игроки 1993-1994 года рождения вновь решили заявиться в первенство края. Поэтому клуб живет, я президент, но уже не тренер и игрок.

– Что пожелаешь тем, кто думает о занятиях регби и кто уже посвятил себя этой игре?

– Тем, кто думает, переставать думать и приходить, ведь регби – это большая и дружная семья. Тем, кто занимается, не останавливаться на достигнутом, ставить новые цели и идти к ним. Нужно помнить, что тренерская работа это больше ремесло, а не какой-либо дар. Если человек не стоит на месте, а постоянно находится в процессе, анализирует свою работу и старается находить новые решения, он непременно будет успешен в своём деле. Вот этого всем нам и желаю.

comments powered by HyperComments